Истории Врача-Рентгенолога О Том, Как Все Обстоит На Самом Деле

Рентгенологи видели всё! И эти истории точно вас удивят.

И смех, и грех...

1. На приём к рентгенологу приходит женщина в возрасте. Делает обычный снимок грудной клетки, потом одевается и начинает громко ругаться:

— Доктор, вы аппарат слишком сильно включили!

— Вы себя плохо чувствуете?

— Конечно! Внутри всё горит! И посмотрите, — женщина широко разводит руки в стороны. – Я вся свечусь!

— Это бывает, — успокаивает пациентку доктор.- Выпейте стакан воды, посидите на скамеечке перед поликлиникой, подышите свежим воздухом. Всё и пройдет.

— Да? – настроенная на скандал пациентка удивленно смотрит на врача.

— Это у вас индивидуальная реакция организма. Никакого вреда не будет.

— Ну хорошо, — хмурится пациентка. – Но если я умру – я на вас жалобу напишу.

— Договорились, — кивает врач. А когда пациентка уходит, вздыхает и смотрит в окно.

Дождливый октябрь. У психических обострение. А снимки даже им делать надо.

2. Рядом с поликлиникой – СИЗО. И примерно раз в месяц из этого чудесного заведения по какому-то прекрасному договору в поликлинику приводят на снимки заключенных. Пациенты весьма живописные. В смысле, покрытые живописными татуировками. И смотреть их снимки надо не торопясь с выводами.

Например, один товарищ пожаловался на то, что проглотил несколько иголок. Делают снимок – действительно, в желудке две иголки, одна в кишечнике, а одна вообще, пронзила стенку ЖКТ и ползет в район печени. Вот эта последняя иголка врача и смутила. Он осторожно подходит к пациенту, рядом с которым стоят два вооруженных служителя порядка. И осматривает живот. Так и есть. Пациент загнал под кожу несколько иголок. А на снимке они как будто в желудке. Вот только анатомию плохо в школе учил.

А второму гостю из СИЗО делали снимок желудка, наполненного контрастным веществом. Пациент жаловался на жуткие боли, стонал и всячески высказывал своё недовольство. На снимке – прямоугольный предмет с чёткими гранями и ребрами. По размерам – небольшой кирпич.

Но как он пролез в пищевод?

Врач выходит со снимком к сопровождающему-сержанту и растерянно разводит руками.

— Ну вот, в желудке у него какой-то предмет. Похоже на кирпич. Но убейте меня, не понимаю как у него это получилось.

— Кирпич? – хмыкает сержант. – Да вы, доктор, не беспокойтесь. Этот мудак скорее всего мочалку свернул и проглотил. Она в желудке развернулась. Вот у вас кирпич и получился.

3. Доктор просматривает снимки грудной клетки. У одной из пациенток наблюдает подозрительные тени по легочным полям. Читает сопроводительную бумажку. Девушка, 23 года. А тени отчетливые такие. Туберкулез что ли? И тут доктор наблюдает какую-то странность. Если снимок отвести подальше от глаз – то подозрительные тени складываются в буквы. Что за мистика?! И написано… Гуччи?

Оказалось, пациентка постеснялась перед лаборанткой разоблачаться. Ну и оставила себе маечку на бретельках. А на маечке – стразы. Вот и получился туберкулёз от Гуччи.

4. Есть у рентгенологов очень неприятная процедура. Называется ирригоскопия. Вкратце это происходит так. С пациента снимают штаны, в задний проход вставляется шланг, в руки дается резиновая груша. И пациент, сжимая грушу, накачивает себе в толстую кишку контрастное вещество. Как только кишка наполнилась – делают снимки в разных проекциях. Диагностируют свищи, грыжи кишечника, язвенные колиты.

Аппаратура для всего этого безобразия находится в том же отделении, что и обычные аппараты для флюрографии. В соседнем кабинете. И пациенты, пришедшие на прием, тоже сидят в общем коридоре.

В один чудесный день, мой коллега-рентгенолог ведёт прием. Лаборантка выходит в коридор и громко зовёт:

Реклама

— Иванов!

Тишина. Пациенты переглядываются.

— Иванов!

Подхватывается какой-то дедушка лет семидесяти, бодро семенит к лаборантке.

— Это я.

— Заходите.

Дедушка заходит в кабинет, покорно снимает штаны. Лаборантка вводит ему в задний проход шланг. Лежи, ветеран, накачивай контрастное вещество. Старичок лежит, старается, груша попискивает. Кишка наполнилась. Лаборантка – опытная дама бальзаковского возраста, командным голосом и могучими руками вертит хрупкого старичка на столе, делая снимки.

Мой коллега смотрит снимки и начинает ругаться. Потому что к процедуре пациента готовят загодя. Дают много жидкости, слабительного, делают клизмы с водой. А у старичка, простите за интимные подробности, весь кишечник фекальными массами забит. И снимки ни к черту не годятся. Врач выходит к пациенту.

— Иванов, вы почему к процедуре не готовы?

— Так я не знал, что к ней нужно готовиться, — оправдывается старичок.

— Как это? – удивляется врач. – Неужели вам ни слабительное не давали, ни клизму не делали?

— Нет. А зачем?

— Порядок такой.

— Семьдесят лет на свете живу, а первый раз вижу, чтобы при флюрографии клизму делали, — вздыхает старичок. – Чего только не придумают эти доктора.

— Погодите, какая такая флюрография? Иванов, вам же ирригоскопию делают.

— А вот я знаю, как это всё называется. Напридумывают названий. Мне снимок легких надо! – идет в атаку старичок.

Врач слегка завис. У него в бумажках черным по белому написано «ирригоскопия». И висел бы ещё долго, если бы в двери робко не постучали.

— Кто там?

В кабинет проникла взлохмаченная голова.

— Доктор, мне скоро? А то я по записи на двенадцать, а уже полпервого.

— А вы кто?

— А я Иванов.

Доктор завис ещё больше.

— А где вы были, когда вас лаборантка звала?

— Понимаете, мне слабительное дали. Так позывы, аж терпеть не могу. Вот я в туалет на минуточку и отлучился.

— Ситуация проясняется, — говорит врач. И поворачивается к дедушке. – А вы тоже Иванов?

— Нет, я Петров, — ворчливо говорит старичок, натягивая штаны.

— Так чего же вы на Иванова отзываетесь! – всплескивает руками лаборантка.

— Посидишь в вашей очереди, даже на Басилашвили отзываться будешь, — старичок пулей выскакивает из кабинета.

— Вот что бывает с теми, кто без очереди пролезть пытается, — назидательно говорит врач.

Ну, хорошо хоть жалобу не накатал.

Источник

Читайте Также



ещё больше интересных новостей: