Отечественные режиссеры, которых ценят на границей

Имя Андрея Тарковского известно любому продвинутому зарубежному зрителю. Мы вспоминаем 10 других, не самых очевидных, но не менее важных авторов.

Бесценные творцы!

Список международно признанных русских режиссеров известен: кроме Тарковского и Звягинцева, это Герман, Сокуров, Михалков, Кончаловский, с недавних пор – Серебренников, до недавних пор – Лунгин, из совсем старых мастеров – Эйзенштейн, Вертов, Барнет. Однако зарубежные кинолюбители почитают не только их. Esquire составил расширенный список мастеров, в фильмах которых Старый и Новый свет с восторгом находят не только (и не столько) загадочную русскую душу, сколько причудливость и драйв.

Отечественные режиссеры которых ценят на границей

1. Артур Аристакисян (родился в 1961 году)

Для обретения культового статуса религиозного поэта святой нищеты и асоциальности Аристакисяну хватило двух полнометражных фильмов, выпущенных с почти десятилетним перерывом, – это «Ладони» (1993) и «Место на Земле» (2001). Впрочем, в свою абсолютную гениальность режиссер заставил поверить уже в бытность студентом ВГИКа. (с 1988 по 1993-й он учился на факультете документалистики в мастерской оператора Александра Кочеткова). В конце 1990-х по институту все еще ходили легенды о невероятном Артуре. Игорь Садчиков, на тот момент проректор ВГИК, вспоминал, что приехавшему из Кишинева и эксцентричному молодому человеку позволяли не просто дневать и ночевать прямо в аудиториях (общежитие молодой режиссер не переносил), но и жарить там картошку.

«Ладони» Аристакисян снимал среди кишиневских бездомных в течение пяти лет, а действие «Места на Земле» помещено в коммуну современных хиппи. Эти фильмы объездили весь свет и сейчас то и дело встречаются в репертуарах синематек. О совместной работе с Аристакисяном мечтал Карлос Рейгадас, который собирался продюсировать мексиканский фильм Артура на опасную тему торговли детьми. Проект не был осуществлен – так же как и малобюджетный документальный фильм об индийской девочке с двумя лицами на одной голове и все иные проекты. В недавнем интервью журналу «Искусство кино» Аристакисян говорил: «Идей – полно, но они меня не устраивают, потому что все они закончатся интересным фестивальным кино, но не более того. Хочется писать какие-то иконы». Режиссер и человек, которому очень подходит определение «трудный», сознательно отказался от тиражирования фестивального формата. Впрочем, и сомнительной репутации затворника Аристакисян сторонится: он преподает режиссуру в Московской школе нового кино.

Отечественные режиссеры которых ценят на границей

2. Алексей Герман-младший (родился в 1976 году)

Тут, как говорится, фамилия обязывает и помогает: внимание международных фестивалей сыну великого Алексея Германа, не побоявшемуся заняться отцовской профессией, было гарантировано с самого начала. Дебютный «Последний поезд», погружавший зрителя в хмурый, грязный, кашляющий военный ад в 2004-м попал в секцию «Горизонты» 60-го Венецианского фестиваля и получил специальное упоминание премии Луиджи Де Лаурентиса (любопытно, что в том же году все прочили главный приз Марко Беллоккио с фильмом «Здравствуй, ночь», но победил неизвестный российский новичок Звягинцев с притчей «Возвращение»).

Довольно скоро Герман-младший, соединивший реалистичный до абсурдизма, резкий стиль отца с эффектным гламуром, стал завсегдатаем основного венецианского конкурса. В 2008-м его «Бумажный солдат» получил Серебряного льва, но на повторный показ не попал (в повторы попадают только основные призеры) – и какой-то французский киноман чуть не плакал оттого, что пропустил фильм. Пришлось его успокаивать: «Уж Германа-то во Франции непременно покажут». Последний на сегодня работа Алексея Алексеевича – сотканная из новелл антиутопия «Под электрическими облаками» – в 2015-м побывала на Берлинском фестивале. А вот будет ли так же востребован на мировой арене его новый фильм, сказать заранее сложно – уж очень специфический материал: биография Сергея Довлатова.

Отечественные режиссеры которых ценят на границей

3. Кира Муратова (родилась в 1934 году)

Величие Муратовой прямо пропорционально ее непростой профессиональной судьбе: редкий советский режиссер сталкивался с таким количеством запретов и гонений. При всей своей вопиющей аполитичности Кира Георгиевна раздражала цензоров как никто другой: особостью, упрямством, невозможностью компромисса. Ее дебют «Короткие встречи» (1969) прошел «третьим экраном», а второй фильм «Долгие проводы» (1971) пролежал на полке до 1987-го года. Третий – «Познавая белый свет» – был сделан после восьмилетнего перерыва, а четвертый, экранизация хрестоматийной повести Короленко «Среди серых камней» (1983), был так искалечен редакторами, что Муратова сняла свое имя с титров (оригинальной версии не сохранилось, та, что есть, подписана «Иваном Сидоровым»).

В перестройку Муратова получила карт-бланш – снимай, что хочешь. И снова конфликт: ее премированный в Берлине «Астенический синдром» (1989) два года не мог выйти в отечественный прокат из-за бурного матерного монолога героини. Тогдашний министр культуры, актер и режиссер Николай Губенко умолял заглушить бранные слова: «Кира Георгиевна, это ваш каприз». «Да, каприз», – отвечала непреклонная Муратова. Мир открыл Муратову одновременно с перестройкой: «Чувствительный милиционер» в 1992-м, почетный «Золотой Леопард» в 1994-м, премьера «Вечного возвращения» на Римском фестивале в 2012 году и полная ретроспектива в 2013-м году на фестивале в Роттердаме. Это прекрасно, но зарубежных поклонников Муратовой можно и пожалеть – не зная языка, они не могут оценить удивительное фонетическое своеобразие ее картин.

Отечественные режиссеры которых ценят на границей

4. Глеб Панфилов (родился в 1934 году)

Обладатель главных призов двух крупнейших мировых фестивалей – «Золотого Леопарда» Локарно за дебют «В огне брода нет» (1969) и «Золотого Медведя» Берлина за «полочную» «Тему» (1987). Это не считая золота ММКФ за «Вассу» (1983) и каннского спецприза за «Мать» (1990). Тем не менее, Панфилов не из тех, кто в первую очередь ассоциируется с «экспортным» кино – из-за глубокого погружения в советско-российские реалии, равнодушия к пиару и сравнительно небольшого числа картин: их всего 10 (последняя – телефильм по Островскому «Без вины виноватые» – сделана в 2008-м).

Сегодня Панфилов чаще работает в театре; премьера этого месяца – «Аудиенция» на сцене Театра Наций с Инной Чуриковой в главной роли. Но если судить по регулярным переизданиям фильмов на dvd и blue-ray, ценят его в Европе куда больше, чем у нас. Во всяком случае, такого роскошного бокс-сета как французский, с вынесенными на обложку фамилиями Panfilov – Tchourikova, в России не было.

Отечественные режиссеры которых ценят на границей

5. Герберт Раппапорт (1908-1983)

Этот уникальный кинематографист родился в Вене, в семье выходцев из Львова. Профессиональную деятельность начинал как ассистент Георга Вильгельма Пабста в Берлине, а после прихода нацистов к власти вместе с Пабстом эмигрировал в Америку, где в 1935-м и поддался уговорам советского наркома кино Бориса Шумяцкого переехать в СССР. Режиссерским дебютом Раппапорта стал снятый на «Ленфильме» антифашистский фильм «Профессор Мамлок» (1938). Картина вышла в широкий прокат только после войны: в 1938-м напечатанные копии оперативно изъяли – с гитлеровской Германией тогда еще пытались дружить.

Сегодня в России фильмы Раппапорта навскидку вспомнят немногие специалисты: их немного, добрая треть сделана в соавторстве с другими режиссерами, самый популярный из всех – детектив о происках «цеховиков» «Два билета на дневной сеанс» (1966) с молодым Збруевым в роли сотрулника ОБХСС. Однако в Германии и Австрии, в первую очередь, благодаря критикам-кураторам Барбаре Вурм и Олафу Мюллеру, фестивальная публика почитает Раппапорта как мастера разнообразного жанрового кино – музыкальных комедий, военных драм, шпионских и детективных триллеров, фильмов-спектаклей, дающих пример тонкой игры со звуком и монтажом.

Отечественные режиссеры которых ценят на границей

6. Иван И. Твердовский (родился в 1988 году)

Автор провокационных, нахально стилизованных под документальное кино короткометражек «Словно жду автобуса», «Снег» и «Собачий кайф» – их даже многие профессионалы опрометчиво приняли за неигровое кино – дебютировал в полном метре взрывной социально-психологической драмой «Класс коррекции». Картина получила главный приз в секции «К Востоку от Запада» на фестивале в Карловых Варах. Следующий фильм Твердовского «Зоология» – болезненная и лирическая сказка о женщине с хвостом и вечном мракобесии русской жизни – попала уже в основной конкурс Карловых Вар, а после фестиваля в Торонто удачно «продалась» в прокат Северной Америки, Канады, Ирландии и Великобритании. У самого молодого героя нашей подборки есть все шансы на прекрасную международную карьеру: с фантазией, смелостью и профессией у сына документалиста Ивана Твердовского все в полном порядке.

Реклама

Отечественные режиссеры которых ценят на границей

7. Николай Хомерики (родился в 1975 году)

Довольно долго чуть ли не официально считался русско-французским режиссером: после Высших курсов сценаристов и режиссеров Хомерики учился в аспирантуре парижской киношколы La Fémis, а потом работал ассистентом Филиппа Гарреля на «Постоянных любовниках», получил приз студенческого конкурса Канн за короткометражку «Вдвоем», участвовал в секции Каннского фестиваля «Особый взгляд» (причем одну из ролей в его фильме «977» сыграл гениальный режиссер, enfant terrible французского кино Леос Каракс).

Перелом в карьере наступил с фильмом «Сердца бумеранг» 2011-го года: единственным крупным фестивалем, проявившим к нему интерес, стал Московский международный. Потом Хомерики, вроде бы, переключился на внутренний кино- и телевизионный рынок, сделав, в частности, резонансный детективный сериал «Синдром дракона» (2012) и народный блокбастер «Ледокол» (2016). Но списывать его с международных счетов рано – тот же «Ледокол» едет этой весной на фестиваль в Висбадене.

Отечественные режиссеры которых ценят на границей

8. Марлен Хуциев (родился в 1925 году)

Классик советского оттепельного кино – вы ничего не знаете о 1960-х, если не видели полный вариант «Заставы Ильича» продолжительностью три с половиной часа, – получил международное признание уже в начале карьеры. В 1965-м его фильм «Мне двадцать лет» (собственно, короткая, цензурированная версия «Заставы Ильича») разделил спецприз Венецианского фестиваля с «Симеоном-столпником» Бунюэля. Последний на сегодня фильм Хуциева «Бесконечность» вышел в 1992-м и участвовал в конкурсе Берлинского фестиваля, где получил «новаторский» приз Альфреда Бауэра.

Западная аудитория заново открыла режиссера в 2015 году на фестивале Локарно. В ретроспективу Хуциева вошли не только классические «Застава Ильича» с «Июльским дождем», но и первый самостоятельный фильм «Два Федора», и недооцененный телевизионный шедевр «Был месяц май». Результат – слезы на глазах зрителей, фурор и новый виток мировой славы: ретроспектива Марлена Мартыновича побывала в Мар-дель-Плата, Мехико, Лиссабоне, Нью-Йорке, Париже и Гарвардском киноархиве. А в 2017-м Парижская синематека показывает редчайший опыт Хуциева в документальном кино – почти неизвестный в России телефильм 1971 года «Алый парус Парижа».

Отечественные режиссеры которых ценят на границей
x/p>

9. Евгений Юфит (1961-2016)

Юфит – один из пионеров советского «параллельного» (то есть, существовавшего вне государственной системы производства) кино и создатель некрореализма – это такое уникальное направление в искусстве, выросшее из патологической анатомии и мистицизма, науки и гиньоля, зомби-хоррора и социалистического реализма, справочников по судебной медицине и таинства смерти, запредельного стеба и бесконечной серьезности.

Официальным дебютом Юфита считается полный метр 1991 года «Папа, умер Дед Мороз», сделанный в «Мастерской первого и экспериментального фильма» Алексея Германа. Но до «Папы» Юфит сделал с полдюжины короткометражек, названия которых – например, «Санитары-оборотни» или «Вепри суицида» – говорят о сути «некрореализма» лучше любых аналитических текстов.

Свой последний фильм «Прямохождение» Юфит сделал в 2005-м, в том же году его масштабную персональную ретроспективу устроил фестиваль в Роттердаме. Все кинематографические работы Юфита существуют на грани с contemporary art – и входят, наряду с живописью и фотографиями, в коллекции крупнейших музеев, включая нью-йоркский MоMА.

Для российской же общественности – причем, не только широкой – Юфит всегда был слишком «потусторонним». В чем прекрасно отдавал себе отчет, говоря, например, в интервью Радио Свобода: «Я никак не вписываюсь в контекст современного российского кино, существую вопреки ему. И последние три фильма финансировались западными фондами. Российский киноистеблишмент дистанцируется от меня потому, что до сих пор это что-то для них непонятное. Это для узкого круга зрителей, имеющих определенный эстетический опыт, для музейных фестивалей и показов».

Отечественные режиссеры которых ценят на границей

10. Фридрих Эрмлер (1898-1967)

Имя Эрмлера для многих связано исключительно со сталинской эпохой – собственно, и Сталинскую премию I степени, и пост главы «Ленфильма» Эрмлеру принесла официозная биография Сергея Кирова «Великий гражданин». Конечно, в его фильмографии исполинами большого тоталитарного стиля высятся «Она защищает Родину» (1943), «Великий перелом» (1945) и «Великая сила» (1949).

Но несправедливо забывать и о снятых еще в эпоху немого кино хрупких и человечных шедеврах «Катька – бумажный ранет» (1926), «Дом в сугробах» (1928), «Обломок империи» (1929). Да и «Великий перелом» – ода военачальникам, руководившим Сталинградской битвой, – получил Гран-при первого послевоенного Канна не по политическим соображениям. На Западе Эрмлера почитают за величественный реализм, драматизм и историзм. Его последней картиной стала художественно-публицистическая работа «Перед судом истории» (1965), далеко не однозначный диалог с Василием Шульгиным, националистом, монархистом и идеологом Белого движения: в 2014-м году показ этого фильма стал сенсацией на крупнейшем фестивале неигрового кино Doclisboa.

Источник

Читайте Также



ещё больше интересных новостей: