10 поразительных фактов о самой отчаянной участнице Второй мировой

Безысходность и уныние, которые терзали души людей в оккупированной Франции, исчезли без следа. На смену им пришла надежда, пробудившись от долгой спячки. Немалую роль в этом сыграла британская Сьюзан Трэверс.

Спасла не одну тысячу жизней!


Светская жизнь

Светская жизнь

Балы, теннис, зимние Альпы, вихрь удовольствий

Сьюзан Трэверс появилась на свет в 1909 году в Англии, как говорится, «с серебряной ложкой во рту». С той самой минуты, как новорождённая малышка открыла голубые глазки, она никогда ни в чём не нуждалась. Её отец был богат, мать — ещё богаче. Любовью между супругами и не пахло — даже в лучшие времена.

Маленькую Сьюзан родители, безусловно, любили, однако внимания на неё почти не обращали. Когда отец стал адмиралом Военно-морского флота Великобритании, он принёс из казарм в семью суровую солдатскую дисциплину. В своих мемуарах Сьюзан вспоминала, что счастливей всего ей жилось у бабушки, вдали от родителей.

Вскоре семья переехала на Лазурный берег — поближе к новому месту службы отца, расположенному в Марселе. Девочка жила в благодатном средиземноморском климате южной Франции, расцветала. Повзрослев, она стала всё чаще уезжать из дома. Балы и вечеринки, зимние Альпы, уроки тенниса. В то время так жили многие представители золотой молодёжи. В биографии Сьюзен было даже участие в Уимблдонском теннисном турнире.

Гламурная, яркая жизнь набила Сьюзан оскомину. Банально, скучно. Ей хотелось приключений, секса, риска. «Я мечтала быть порочной и лихой», — признавалась она позже. Желания в нашем мире иногда сбываются сами собой. Пока Сьюзан грезила авантюрами, на севере собирались гитлеровские войска. Точно грозовая туча, несущая с собой такую опасность, о какой мадемуазель Трэверс и не мечтала.

Красный Крест

Красный крест

Далеко не все способны выдержать зрелище крови и ран

Началась война. Вторая мировая. Сьюзан исполнилось двадцать девять. Родители вернулись в Англию, выделили дочери ежемесячное содержание, она же предпочла не покидать Канны и не менять весёлых привычек. Сьюзан превратилась в пылкую красавицу с соответствующими аппетитами. Вокруг неё роем вились ухажёры.

«Балы и шампанское, вечеринки и танцы, Вена и Будапешт — так вот я и жила, — вспоминала мадемуазель Трэверс. — Куча друзей. Куча поклонников. Не просто поклонников — любовников, если уж начистоту». Строгий и вечно недовольный ею отец как-то обозвал дочь «une fille facile» — девицей лёгкого поведения. Жизнь Сьюзан была празднично-весёлой, но совершенно бессмысленной.

В газетах сообщили о начале войны, и Сьюзан ухватилась за шанс изменить своё пустое существование. Вместе со многими современницами она начала работать волонтёром Красного Креста. Но медсестра из светской львицы вышла плохая. Игра в теннис и катание на лыжах не подготовили её к зрелищу ран и увечий. От вида крови ей становилось дурно. Сьюзан вызвалась делать то, что куда больше подходило её свободолюбивой душе – водить санитарный автомобиль.

Так она попала в Финляндию, где стала вывозить раненых с поля боя. В стране шла Зимняя война, времена были суровые, тяжёлые. Сьюзан не унывала и оттачивала своё умение водить машину в экстремальных условиях. В дальнейшем это спасло тысячи жизней.

В 1940 году французское правительство подписало перемирие с Германией, отдав ей контроль над страной. Один-единственный документ — и старая жизнь Сьюзен рухнула. Возвращаться стало некуда. Отныне Сьюзен предстояло только воевать.

Шофёр

Сьюзан Трэверс

Отважная женщина, не сломленная войной

Франция капитулировала, а Сьюзен окольными путями пробралась в Лондон. Во французских правящих кругах больше не было единства, правительство распалось. Лишь один человек продолжал борьбу за возвращение Франции под контроль французов – генерал Шарль де Голль. Он улетел из оккупированной родины в Англию и устроил там штаб. Де Голль собрал под своим командованием тех военных, кто хранил верность идеалам свободы. Так родилась армия «Свободная Франция».

Сьюзан Трэверс отыскала в Лондоне де Голля и вызвалась помогать Сопротивлению. У «Свободной Франции» каждая пара рук была на счету, людей катастрофически не хватало, и Сьюзан сразу же поручили работу медсестры. В августе 1940 года она вместе с легионерами «Свободной Франции» отплыла в западную Африку. Легионеры представляли собой весьма разношёрстную компанию.

Сьюзан моталась по Африке всюду, где была нужна. Из Камеруна в Конго, из Судана в Эритрею. Она вытирала кровь галлонами и выполняла последние просьбы умирающих. Так продолжалось около года.

К июню 1941 года её душа вновь взмолилась о переменах. Сьюзан уже служила на Среднем Востоке, там же она попросилась в шофёры к доктору. К её удивлению, просьбу удовлетворили. Наконец жизнь заиграла волнующими красками. Когда доктор подорвался на фугасе, Сьюзан прикрепили к другому врачу.

Очень быстро о ней пошла добрая слава среди бойцов. Женщина, которая соглашалась выполнить любую задачу. Сьюзан скрежетала зубами, стискивала руль и мчала по минному полю — если оно отделяло её от места назначения. Не раз она приезжала в конечную точку маршрута на автомобиле, изрешеченном осколками.

Легионеры восхищались лихой англичанкой, которая никогда не капитулировала. Её уважительно прозвали «Ля-мисс». Триша Макфарланд говорила, что в венах Сьюзан струится жидкий лёд — она ни при каких обстоятельствах не теряет хладнокровия. А затем… 17 июня 1941 года в некоем фруктовом саду подорвался некий человек, и это происшествие навсегда изменило судьбу Сьюзан Трэверс.

Генерал

Мари Жозеф Пьер Франсуа Кёниг

Он стал ее судьбой

Июнь сорок первого. Сьюзан в Бейруте. Очередной разорённый сражениями город в песках. Сколько их уже было, таких городов… Сколько ещё будет? На Западном фронте — контуженная разрушительным блицкригом Британия. На востоке — Минск в руинах. Немецкий вермахт всё глубже вгрызается в советские земли. Войне не видно конца, смертям нет счёта.

Однако зверства войны, вероятно, обостряют потребность любить и быть любимой. Во всяком случае, со Сьюзен вышло именно так. Генерал «Свободной Франции» Мари-Пьер Кёниг, находясь в Бейруте, лишился шофера. Бедняга нарвался на бомбу. Кем его заменить? Разумеется, кандидатуры лучше Ля-мисс не найти. К тому времени генерал Кёниг уже завоевал себе славу достойного офицера, и шофер ему требовался не менее достойный.

Они сразу привязались друг другу, а вскоре стали любовниками. У Кёнига была жена, и роман со Сьюзен он держал в тайне. Когда она слегла с желтухой, генерал Кёниг бегал в больницу с цветами. Обещал не брать другого шофера вместо неё, дождаться выздоровления любимой. Через много лет после войны, будучи уже девяностолетней старушкой, Сьюзан с большой нежность вспоминала свои отношения с Пьером Кёнигом. Пожалуй, чувства нежнее в её жизни не случалось…

Однако робкие мечты Сьюзан о совместной жизни с любимым разбились в одночасье. В Бир Хакейме.

Застава

Бир Хакейм

Взрывчатку здесь находили даже после войны

Бир Хакейм возвели примерно в шестнадцатом веке, во времена Османской империи. Он построен из рыжеватого песчаника, отвоёванного у пустыни. Кажется, будто Бир Хакейм постепенно рос из окружающего пейзажа сам по себе. Блюститель песка и воющих ветров. Аванпост, куда людей ссылали от благ цивилизации.

В 1912 году достраивать Бир Хакейм принялась Италия, поскольку к ней перешёл контроль над этими территориями после войны с турками. Однако умирать в пустыне очень одиноко, и в последующие годы застава пришла в запустение.

Начало 1942 года. В Северной Африке зима подходит к концу, а союзники попадают в безвыходное положение. В Бенгази на них неожиданно нападает генерал Эрвин Роммель. Союзные войска отступают по берегу Ливии.

Чудом они сумели осуществить перегруппировку и выстроить линию обороны, известную как «линия Газалы». Она проходила в восьмидесяти километрах от побережья, между Газалой и Бир Хакеймом. По всей линии установили так называемые «коробки» — укреплённые аванпосты. Из них союзники планировали отбивать атаки войск Оси.

Бригада

Битва при Газале

Линию Газалы укрепляли в сжатые сроки

В разгар возведения оборонительных сооружений на линию Газалы отправили генерала Кёнига. Вместе с ним, разумеется, приехала и Сьюзан, поскольку являлась его личным шофером. Время поджимало. Разведка предрекала скорое нападение противника, а линия Газалы пока ещё мало походила на линию обороны.

Кёниг с бойцами «Свободной Франции» приехал в Бир Хакейм. Оказалось, их предшественники укрепили заставу не до конца. Имея в своём распоряжении меньше четырёх тысяч человек, Кёниг взялся за дело.

Три месяца бойцы окапывались. Они соорудили вокруг Бир Хакейма V-образные минные поля, которые остриями расходились во все стороны от центральной позиции. Вырыли сотни стрелковых окопов, рассчитанных на одного — трёх солдат. «Прогрызли» подземные укрытия и траншеи.

Стараниями бойцов «Свободной Франции» пустыня вокруг осыпающейся, заброшенной крепости превратилась в гиблое место. Трэверс трудилась не покладая рук: перевозила работников, доставляла еду и грузы.

Смертельный круг из мин и ловушек, призванный защитить Бир Хакейм, постепенно замыкался. Людей волновал один вопрос. Выдержит ли?

Лис пустыни

Эрвин Роммель

Командующий войсками Оси в Северной Африке

Пока французы гнули спину в ливийской пустыне под немилосердным солнцем, к ним подкрадывался лис. Немцы назначили нового командующего Африканским корпусом — генерала Эрвина Роммеля. Он шёл на восток и вёл с собой триста двадцать немецких и двести сорок итальянских танков. Не новичок

Реклама
в африканской войне, Роммель получил от газетчиков прозвище «Лис пустыни», и носил его с гордо поднятой головой.

Роммель копил силы для наступления не один месяц. Он знал, что британцы заняты тем же. Ему необходимо было нанести стремительный, мощный удар, не дать противнику укрепить оборонительные рубежи. Конечной целью немецкого генерала являлся захват Египта и Суэцкого канала, крайне важного в транспортном отношении.

Конец весны 1942 года. Роммель подходит к Газале вместе со всей мощью двадцать первой и пятнадцатой бронетанковых дивизий. Солдаты вдоль всей линии Газалы готовятся к бою. Никто не знает, в каком месте Лис пустыни начнёт прорыв.

Роммель не стал ходить вокруг да около. Он напал в центре оборонительной линии на британские войска. Его дивизии демонстративно подтягивались к северу — к месту прорыва — в надежде привлечь сюда основную часть защитников.

То был обманный манёвр. Ночью Роммель развернул свою армию и повёл её к югу. План немецкого полководца состоял в следующем: атаковать южный фланг линии Газалы, обойти её и двинуть на север позади оборонительных укреплений союзников. Так Роммель отрезал бы армию противника от путей снабжения и тем самым её обезглавил.

На пути Роммеля стояла лишь маленькая недоукомплектованная застава на южном фланге линии Газалы — «коробка» под названием Бир Хакейм. Трудностей здесь не предвиделось.

Осада

Битва при Газале

Неожиданно для армии Оси Бир Хакейм оказался крепким орешком

27 мая 1942 года. Над Бир Хакеймом забрезжил горячий, засушливый рассвет, возвещая очередной жаркий день. Женщин с заставы эвакуировали несколько дней назад — по приказу Кёнига. Сьюзан Трэверс уехать не согласилась. Она заявила своему любимому: «Я отправлюсь следом за тобой, где бы ты ни был».

В результате Сьюзан оказалась единственной женщиной на заставе. Лис пустыни пошёл в первую пробную атаку. Кроме Сьюзан, в Бир Хакейме находилось три тысячи семьсот защитников-мужчин. Однако у Роммеля людей было в семь раз больше.

В первую атаку Роммель послал итальянскую дивизию. Он искренне рассчитывал на то, что прорвёт оборону заставы «минут за пятнадцать». Ко всеобщему удивлению, итальянские бойцы с позором бежали под натиском «Свободной Франции». На поле боя осталось сорок танков — их положили мины и французские артиллеристы.

Уязвлённый Лис пустыни пришёл в бешенство и выдвинул Кёнигу ультиматум: «Сдавайтесь, или погибнете». Француз передал ответ: «Мы не сдаёмся».

Две страшных недели первая бригада «Свободной Франции» обменивалась пулями с немцами и выдерживала массивные танковые обстрелы. Роммель насылал на заставу всё новые и новые волны бомбардировщиков, однако французы-самоубийцы упорно стояли намертво. Сьюзан Трэверс две недели пролежала в одиночном стрелковом окопе. Она обливалась потом от адской жары и всё ждала, когда прилетит очередная бомба и разорвёт её на куски.

Однако в конечном счёте французы дошли до предела. Ко второй неделе июня у них иссякли запасы еды и боеприпасов. А главное — люди остались без воды. Они сами заперли себя в «коробку», окружённую проволочными растяжками и минами. Итак, сдаться или погибнуть? Кёниг нашёл третий выход: вырваться из собственной темницы.

Спасение

Бир Хакейм

На долю героических защитников выпало страшное испытание

Вырваться из Бир Хакейма? План казался маловероятным. Вокруг заставы тысячи мин, да вдобавок немецкие танки в три ряда.

Тем не менее, Кёниг всё организовал. Глухой ночью десятого июня французы расселись по машинам и тихо покинули заставу. Сьюзан за рулём автомобиля Кёнига ехала ближе к голове колонны. Увы, везенье кончилось, когда одна из машин нарвалась на мину.

Ночь вспыхнула, тайное тут же стало явным. Роммель отдал приказ вести по беглецам одиночный огонь. Темноту непрерывно исчерчивали трассирующие снаряды, наводя на цель тяжёлую артиллерию.

Прорыв из Бир Хакейма был не просто рискованным — самоубийственным. Автоколонну поливало адским огнём. Людей и машины рвало на куски. Вот тут-то Сьюзан Трэверс и выпал шанс проявить себя. Перекрикивая вой артиллерийских снарядов, Кёниг проревел ей в ухо: «Если поедем мы, за нами двинут и остальные».

И она поехала. Проскочила вперёд автомобильного эшелона, утопила педаль газа в пол и помчала на врага. Сьюзан лавировала среди немецких танков — порой её отделяло от них лишь несколько метров. Машина виляла, лихо объезжая воронки. Этот дерзкий штурм проделал брешь в немецком окружении, и следом за Сьюзан потянулись другие автомобили французов.

Благодаря её подвигу из Бир Хакейма спаслось почти две с половиной тысячи солдат. Когда Сьюзан наконец оказалась в безопасности, в машине зияло не меньше дюжины пулевых отверстий. В металлическую обшивку впились осколки снарядов.

Легионер

Французская Воинская медаль

Кёниг лично вручал награду Сьюзан в 1956 году

Как это часто бывает, любовь приносит не только радость, но и боль. Несмотря на то, что Сьюзан рисковала жизнью, лишь бы оставаться рядом с Кёнигом, их роману не суждено было длиться долго. В конце концов, у Кёнига имелась супруга. Она приехала к мужу в Африку после его возвращения из Бир Хакейма. Сьюзан довелось увидеть любимого ещё лишь раз, да и то через десять лет.

У Сьюзан началась депрессия, появились мысли покончить с жизнью. Однако сломить её мятежную душу оказалось не так-то просто. Постепенно Сьюзан ожила. В мае 1945-го она подала прошение во французский Иностранный легион. Её приняли. Единственная в истории женщина-легионер, неукротимая Сьюзан Трэверс сама сшила себе униформу: в легионе женская одежда не была предусмотрена.

В конце концов, Сьюзан Трэверс вышла замуж (за Николаса Шлегельмилша), стала мамой и зажила спокойной жизнью. В 1956 году за подвиг при Бир Хакейме Сьюзан наградили Воинской медалью. Приколол её на лацкан пиджака Сьюзан лично Пьер Кёниг. Тогда они встретились в последний раз. Он умер в 1970-м. Сьюзан же ушла из жизни в декабре 2003 года.

Удивительная женщина: отважная, дерзкая, лихая. На её долю выпало много испытаний. Сьюзан Трэверс познала любовь и разлуку, счастье и боль. Она была обычным человеком. И спасла не одну тысячу жизней.

Источник

Читайте Также



ещё больше интересных новостей: